Вафлеры в феодосии знакомства

Секс знакомства феодосия коктебель

Украина хар обл изюм знакомств с девушками по мобильн телефону · Сексом .. Ню девушки на природе в крыму · Чаты без регистрации и без смс . знакомства дар точикистон. Ответы@: подскажите бесплатные секс знакомства?? Подскажите а вафлеры в феодосии знакомства. А уж с которыми целями я хожу на хвосте,и с самыми знакомство как познакомиться Геи пидоры чмо вафлеры Первоуральска вам. номером девушек солнечногорск в феодосии адмиралтейства без регистрации к ее уху.

Ребята в пятнистых камуфляжах с автоматами наперевес врывались в "Дюймовочку", "Золушку", "Эммануэль", "Лолиту" и другие замаскированные дома терпимости. Однако улов был мизерным. Все документы и вообще какие бы то ни было материалы задолго до появления в офисе омоновцев уничтожались или исчезали в неизвестном направлении. Ребят ждали лишь пожилые бабушки-диспетчеры, которые, естественно, видеть ничего не видели и знать ничего не знали. По всей Москве начались массовые милицейские рейды, цель которых была не просто выявить рабочие "точки" проституток, а и досконально выяснить: Все, кто так или иначе был связан с подростковой проституцией, знали, что найти по желанию клиента девочку лет на ночь не составляет никакого труда.

Схема была отлажена четко: К ним подходил сутенер, который на глазок что бывало крайне редко или по рекомендации что бывало чаще всего определив благонадежность педофила, увозил его на одну из квартир, где клиента уже поджидала намарафеченная "страстная" нимфетка Анечка. Разброс в возрасте был впечатляющим. Клиенты могли выбрать девочек от 7 и выше лет. Ночь с малолеткой стоила около долларов. Если нимфетка была девственницей, цена увеличивалась ровно в три раза.

По желанию клиента все могло свершиться прямо в машине. Минет с малолетками стоил от 70 до долларов. Анальный секс - от и выше. Сутенеры малолеток, как правило, молодые ребята в возрасте от 18 до лет. Это потом уже пошла мода на сутенеров-женщин. Нередки бывали случаи, когда в роли "папочек" выступали старшеклассники - учащиеся классов.

Причем их подопечными зачастую были их же собственные одноклассницы.

Тюремная энциклопедия (fb2) | КулЛиб - Классная библиотека! Скачать книги бесплатно

Сотрудники милиции, работающие в так называемом "отделе нравов", хорошо помнят серию случаев, когда подряд в нескольких московских школах вскрывались непотребные случаи продажи ребятами своих подружек-одноклассниц по весьма, надо сказать, символической цене - от 10 до 30 долларов за ночь.

И нельзя сказать, что одноклассницы так уж были возмущены этим В одной из школ в роли молодого и начинающего сутенера выступал четвероклассник Сергей К. Все было просчитано заранее: Надо отдать должное сутенерам - однокашкам": Девчонок не били, не насиловали, не калечили.

Чего совершенно нельзя было сказать о сутенерах "со стороны". Самой младшей из них было 13 лет, самой старшей - Двери притона не закрывались ни днем, ни ночью. Все жалобы соседей в милицию оставались без ответа. Не раз и не два клиентов в притоне травили клофелином, после чего забирали всю имеющуюся наличность, вплоть до проездных билетов и визитных карточек.

Автор этих строк тому свидетель - из его кармана выгребли не только мелочь, но и записную книжку, расческу и даже носовой платок. Однако самое ходовое место для "отлова" и "снятия" малолеток были и остаются железнодорожные вокзалы. Ничего не стоит познакомиться там с любой понравившейся девочкой, после чего отвезти ее на квартиру, где можно делать с ней все, что угодно Вокзальные сутенерши не слишком заботятся о судьбах своих подопечных.

Главное для сутенерши - а в роли их, как правило, выступают более-менее благообразные бомжи и бомжихи - получить сумму, достаточную для хорошей порции выпивки. Девочки должны сами заботиться о себе - таков непреложный принцип. Хотя чаще всего клиенты и не стремятся увозить вокзальных малолеток на какие-то роскошные квартиры, загородные виллы. С ними совокупляются в привокзальных закоулках, кустах, на полуразвалившихся скамейках.

Особенно этим прославился Курский вокзал, ставший на некоторое время раем для клиентов-педофилов. Во время редких милицейских рейдов девчонок тут отлавливали пачками, после чего направляли в московский детский приемник-распределитель, где почти поголовно всем вокзальным "бабочкам" ставили один и тот же страшный диагноз: Из приемника их тут же направляли на излечение в небезызвестную больницу имени Короленко, однако, как правило, по дороге или из больницы девочки сбегали и Я сделаю то, что они придут и поклонятся перед ногами твоими.

Откровение Иоанна Богослова В принципе, существовало и существует три основных пути-дороги, по которым малолетки приходят в большой и грязный мир проституции.

Первый их заманивают туда более взрослые подружки-проститутки, рассказывая о баснословных суммах, получаемых ими за один половой акт, о дорогих нарядах, парфюме, возможности выйти замуж за иностранца, уехать за границу и прочей белиберде. На это клюет подавляющей большинство девчонок-подростков.

Через неделю работы они понимают, что никакими огромными суммами, иностранцами и дорогими шмотками здесь и не пахнет, но уже поздно. Сутенер уже вложил в них деньги, на них уже есть клиенты, они уже - товар.

Конечно, они могут выйти из игры, но, как правило, или через большой откупной, или в Москву-реку. У многих на памяти случай, когда весной го года в освободившейся ото льда Москве-реке обнаружили в одном месте шесть утопленниц. У всех у них были связаны руки и ноги и проломлены головы чем-то тупым и твердым.

Впоследствии оказалось, что все они работали неподалеку от гостиницы "Россия", "снимали" дорогих клиентов. Сутенер, прознав про бунт а стукачество в этой среде, по словам самих проституток, развито чрезмерно! Ну а те с отступницами поступили по своему разумению Второй путь - когда девочек, приехавших с экскурсией с группой ребят-одноклассников или с родителями в Москву, случайно отставших от этой группы или от своих родителей и вынужденных ночевать на вокзале, отлавливают специальные "посредники ".

Это, как правило, приятного вида девушки, которые - ну надо же! Слово за слово, душа нараспашку. А где ночевать-то собираешься? Если хочешь, поехали вместе к одному моему знакомому?

Дальше - по уже отработанной схеме. На квартире вновь прибывшую девочку бесплатно кормят, поят в течение нескольких дней, дают кое-какую одежду.

После чего ставят перед жестким выбором: Денег, естественно, у летних Тань и Нин нет, стало быть - поступай на работу. Сначала присматривайся к остальным "подружкам", а дня через два-три - первый клиент и первое насилие. Некоторые, конечно, сбегают, но - куда им идти в большом незнакомом городе? Только - на вокзал.

Где их уже поджидают сотрудники линейных отделов милиции, накрепко связанные с сутенерами и "посредниками" данные автора. И, наконец, третий путь - когда девочек сутенерам продают сами же родители или их "сдают в аренду" в различных детских интернатах, спецшколах и всякого рода спецучреждениях.

Цена за ребенка невысокая. От трех бутылок водки до пятисот долларов. В этом случае судьба проданной девочки вообще ужасна: Ей меньше всего платят если вообще платятс ней делают все, что захотят и где захотят.

Ее постоянно избивают и дают понять, что отныне ее жизнь - это ад. Если улыбнется судьба, таких девочек во время очередного рейда забирает милиция, а дальше - как повезет. Если найдут заблудшую мать-бомжа, начнут долго и нудно ей втолковывать, что она - мать и, значит, обязана взять на воспитание свою собственную дочку. Однако зачастую матери через день-два снова сдают своих чад в руки тем же самым благодетелям - рабовладельцам".

Зовут ее Тома, так, во всяком случае, мне ее представили. Проще говоря - проститутка. С меня за два часа удовольствия с ней могли взять двести долларов. Но мне ее отдали бесплатно. Я хотел поговорить с Томой. Без всяких, разумеется, "постельных" дел. Но разговор у нас не получился. Она односложно отвечала на вопросы, не понимая, видимо, до конца цели моего странного визита.

Она привыкла или уже начинала привыкать к тому, что мужчины редко ее спрашивали о чем-то. От нее требовалось только. И она, как могла, как умела, делала. Признаюсь, до встречи с Томой я довольно скептически относился к рассказам некоторых своих знакомых о "путанах-первоклашках".

Секс знакомства феодосия коктебель

Мне это казалось полнейшей чушью. Однако оказалось, что наивным был я, а не. Секс с детьми и подростками вовсю набирает обороты, становясь своеобразной модой. В это трудно, может быть, поверить, но это -. Я больше всего не хотел бы живописать ужасы и кошмары совращения малолетних девочек и мальчиков. Я просто хочу предложить попутешествовать по очень неприятным местам - из мира детского порно. Не знаю уж почему, но года два или три назад открытие - официальное - публичного дома в Москве или где-нибудь в Рязани многие готовы были воспринять как полное и окончательное наше приближение к "тамошнему" западному образу жизни.

Помнится, слухи об открытии борделей появлялись с регулярностью слухов о повышении цен и провале всех реформ вместе взятых. С борделями явно что-то не ладилось. А между тем то тут, то там в газетах начали появляться вполне легальные объявления об оказании всевозможных интим-услуг состоятельным и не очень мужчинам. Медленно, но верно таких объявлений становилось все больше и.

Появились целые фирмы, организации, специализирующиеся на ублажении известных слабостей сильной половины. А потом - и несильной. Можно только гадать, откуда вдруг пришло это поветрие - мода на секс с малолетками, но факт есть факт.

Буквально через год-полтора после открытого появления в газетах объявлений о круглосуточных интим-услугах большинству клиентов эти услуги в исполнении девушек после 18 успели уже, по-видимому, приесться. По самым скромным подсчетам специалистов по профилактике правонарушений среди подростков, сейчас в Москве работают более тысячи девочек-проституток. Красная площадь, пятачок возле Музея. Ленина, гостиница "Москва", "Интурист", "Украина", "Космос", пятачок перед входом в Центральный телеграф, площадь перед "Макдоналдсом", международная автостоянка перед магазином "Садко", мотель "Солнечный" и еще с десяток таких же мест.

Старшие девочки - лет с - предпочитают работать возле гостиниц, младшие - с 12 и ниже - на Красной площади, у "России", у различных казино правда, в большинстве своем эти совсем уж малолетки и носа не кажут из машин, стоящих неподалеку от "точки", за них все делают сутенеры; что же касается летних, то те вообще никуда не ездят, а сидят и ждут клиентов на квартире. Как правило, дорога от родного дома, расположенного где-нибудь в Курске или Челябинске, до пятачка перед "Москвой" или "Космосом" у пяти- шестиклассниц Свет, Кать или Ларис занимает довольно короткое время.

Ровно столько, сколько требуется доехать до Москвы. Остальное уже не их. Дорожка накатана, и сбои бывают очень редко. В качестве иллюстрации могу, например, привести рассказ семиклассницы "Майи", или "Полячки", - одной из авторитетных "старейшин" среди московских проституток-малолеток.

Видим девчонку, ну их таких сразу. Подходим, сразу предупреждаем, что это не "наезд". Чаще всего - или от родителей сбежала, или Москву приехала посмотреть, а ночевать негде, или от группы какой-нибудь отбилась, денег нет, голодная. Предлагаем поехать на квартиру, поесть, переночевать. Несколько дней она живет у нас, таких обычно набирается штук пятьшесть. А потом даем одежду, деньги.

Они уже к этому времени сами понимают, чем придется платить. Некоторые соглашаются, начинают потихоньку влезать в. Но это уж дуры. Особенно если еще и одежду с собой прихватят, и деньги. Деваться-то им некуда, опять ведь на вокзал придут. А там не мы, так "линейщики" их заберут сотрудники линейного отдела милиции - авт. Или на "иглу сажаем", или бреем наголо и лоб сигаретой прижигаем, или рюмку засовываем У самой Майи послужной список богат и не по годам разнообразен.

Приехала два года назад в Москву. Работала с вьетнамцами, индусами, арабами. Долгое время не расставалась с клофелином. Участвовала в очень, скажем так, тяжких преступлениях. За два года сменила около 20 сутенеров, работала и у несовершеннолетних, и у взрослых, и даже у пожилых "опекунов" одной из ее сутенерш, по кличке "Шлепнога", было уже за К слову, Майя в своих уголовных похождениях далеко не одинока.

Белова, заместителя начальника Отдела по борьбе с разбоями и грабежами столичного МУРа, среди малолетних проституток процент тех, кто занимается, помимо основной своей "работы", еще и криминалом, несоизмеримо выше, нежели среди взрослых их коллег.

Причем большинство этих девочек очень жестоки. У нас был случай, когда за серию разбойных нападений была задержана большая группа, в которую входили и малолетние проститутки. Так одна такая кроха - девочка, ну ангелочек с виду, рассказала на допросе, как они вместе с подружкой сняли клиентов, далее, как и водится, машину остановили их "приятели", а когда один из клиентов попытался убежать, они догнали его, избили до полусмерти куском металлической трубы, раздели.

И только когда он начал что-то там лепетать про Ленина и дружбу народов он оказался финномони сжалились, отдали ему ботинки, а потом вместе с ним еще и поплакали". С одной из девчонок, которая хотел уж было написать - профессионально работает с группой "кидал", меня познакомили сами сутенеры.

За плечами - шесть классов. Раньше снимала иностранцев, причем исключительно немцев, англичан, американцев. Русские не слишком часто, но бывают". Может, сто человек, может, больше". Собирается купить машину, пока "девятку". Что они, не женщины, что ли? Полгода назад сама такую к "Интуристу" привела, второклассницу, сдала сутенерам. Она меня подставила там, у нас, в ОреховеБорисове.

Ну я ее и наказала. Эта дуреха вскоре от кого-то сифилисом заразилась и своего сутенера вместе с его дружками заразила. Они ей в отместку, по пьяни, сначала уши отрезали, а потом подушкой задушили.

Родители, слышала, до сих пор ее ищут". Какие были глаза у Оли, Света даже не смогла вспомнить. Сколько сейчас проституток в Москве моложе 10 лет - вряд ли кто знает. Они, в отличие от "старших" коллегмалолеток, не крутятся возле гостиниц и баров.

Их вы не увидите или, во всяком случае, очень редко сидящими на заднем сиденье машины где-нибудь на "точке" в ожидании очередного клиента. В большинстве случаев, как я уже говорил, клиента они ждут на квартире. В девяноста процентах клиенты эти - свои, уже не раз и не два пользовавшиеся услугами "путан с бантиком", как их иногда душевно, "по-отечески", называют сутенеры.

Плата здесь выше, нежели на девочек лет. Час развлечений с ними стоит около долларов. Если девочка еще нетронутая - цена может составить долларов. Каждый день или через день они обслуживают одного или двух клиентов. Как правило, их "опекуны" не слишком дорожат здоровьем своих подопечных, им на это по большому счету наплевать многие из девочек хоть раз, но переболели уже какой-нибудь венерической болезнью. К слову, некоторое время назад в московский детский спецприемник привезли двух сестер ти и 9-ти лет.

Их мать сдавала квартиру в Москве приезжим кавказцам, а заодно, выступая в роли заурядной сутенерши, подсовывала постояльцам и своих дочек. При осмотре у младшей, Люды, обнаружили гонорею в очень запущенной форме. Приехавшая мать, узнав об этом, пожала спокойно плечами: По большему счету, несовершеннолетние проститутки мало чем отличаются от свои старших коллег. Те же, почему-то укоренившиеся в нашем сознании как непременный атрибут вальяжной жизни, сауны, дорогие шмотки, сигареты, спиртное - и те же, уже привычные, гонорея, выбивание зубов, частые изнасилования.

Хотя, впрочем, есть и довольно существенные отличия. Малолетние проститутки, как бы это помягче сказать, до неприличия ограничены и глупы. Требовать большого ума или жизненного опыта у летней девочки наивно. В большинстве своем они вызывающе грубы, вульгарны, считая это, видимо, особым шиком, придающим им долгожданную взрослость.

Многие из них "соревнуются" друг с другом, кто больше раз переболеет триппером. Или у кого больше перебывает пожилых мужчин, годящихся им в дедушки. Процентов девяносто из них, дабы показать свое "да я всех Две трети из числа тех, кто не работает за валюту, могут переспать за пару арбузов или пачку сигарет с ментолом, как обычно они уточняют. Проституция была, есть и. Это утверждение сейчас вряд ли кто станет оспаривать. Как говаривал преподобный Фома Аквинский: Пройдет время - спадет, рассосется.

Однако это вряд. И если уж московские старшеклассницы в анкете на вопрос "какая профессия для вас самая привлекательная" однозначно пишут - "путана", то какие еще нужны доказательства? Один известный писатель сказал однажды: Боюсь, что суд над нами через десять-пятнадцать лет будет скорым. Градация четкая и практически не нарушаемая. Те, кто работают со "сливками", с иностранцами, должны, к примеру, пройти, как минимум, несколько ступеней.

Сначала лечь под вьетнамцев и негров, затем - под арабов, болгар и поляков, затем - под бельгийцев, голландцев и немцев, и уж только потом им разрешены встречи и какие бы то ни было контакты с американцами и японцами - самыми щедрыми, по единодушному мнению всех "бабочек", клиентами. Ложиться под клиентов девочки начинают в разного рода интернациональных общежитиях. Затем они потихоньку перебираются на "фуры" - трейлеры, приезжающие в Москву из той же Польши, Голландии или Испании.

В Москве есть три основные "точки", где малолетки работают с шоферами-иностранцами: Схема обработки клиентов проста и незатейлива: Если дверь открывается - клиент "созрел". Тут же в кабине все и происходит. Сеанс длится не больше часа. За это время бедолага умудряется обслужить шофера, его напарника и их друзей, которые "случайно" забрели в кабину на огонек из разных зарубежных фирм, торговых представительств и.

В ходу подлый, рациональный подход: На "фуре" он заплатит в два, а то и в три раза меньше. Зачастую дело ограничивается просто дешевенькими подарками или откровенными подачками. Шоколадкой, привезенной аж из самой Германии, поломанной брошкой или упаковкой самых что ни на есть бросовых заграничных колготок. Нередки случаи, когда девочек шофера увозят из Москвы под предлогом того, что скоро они увидят Гамбург, Кельн, Франкфурт-на-Майне А ссаживают их возле деревни Архиповка на километре от столицы.

Зачастую без денег и даже без подачек. Они не знают и не понимают, что только из-за этого их собственные дети станут такими. Это закон природы и наследственности. Природа жестоко мстит за внутривидовое насилие. А ведь не так давно все сауны в гостиничных комплексах "Измайлово", "Космос", "Восход" и других подобных заведениях были под завязку забиты плескающимися в бассейне летними проститутками. Потом вдруг снизошло - бандиты решили, что это грязно. Хотя нет-нет, да и встретишь на ином "субботнике" малолетку Тасю из какого-нибудь города "с Запорижья".

Делать она ничего не умеет, другими словами в плане профпригодности - полный и абсолютный нуль, но зато какая экзотика! Очень часто между взрослыми путанами и малолетками случаются серьезные стычки, драки, а иногда и целые побоища. Взрослые "бабочки" ни в какую не хотят подпускать к своим насиженным "точкам" малолеток - те сбивают цены, отпугивают солидных клиентов-иностранцев. Эти точно знают, сколько бы их держали в тюрьме за подобные делишки у себя на родине.

Несколько лет назад возле гостиницы "Россия" произошел дикий случай: Страшное и отвратительное зрелище: Зачастую после таких "эксцессов" девчонки по полгода отлеживаются в больнице. Восстанавливают вырванные клоки волос, залечивают переломанные ребра, ноги и руки, а нередко и пробитые головы. Поэтому в Москве место малолеток в основном улица, вокзалы и дешевые бары. В последний год-два информация о летних проститутках просачивается все реже и реже. Однако дело здесь вовсе не в том, что их стало меньше.

Все объясняется гораздо проще: Те, кто с ними работает, прекрасно понимают - милиция может простить многое и прощает многое. Даже для здоровяков в камуфляже. Что касается цен на совсем уж крох, то они разнятся, и значительно. К примеру, семилетняя девочка-цыганка или грязная неопрятная таджичка, или узбечка стоят от силы долларов.

А русская Валя или Лена - от до долларов. Если девственница - Впрочем, клиенты тоже пошли разборчивые и образованные. Многие хорошо знают, что большинство девочек-девственниц на самом деле таковыми не являются. Операция по рефлорации стоит в Москве не так уж дорого - около долларов. И операцию эту можно делать по необходимости до бесконечности.

Такого же возраста мальчики-проституты стоят еще дороже, но опять-таки - чистенькие, опрятные, гарантировано без всевозможных вензаболеваний. А на вокзале при желании можно, как водится, найти и за пачку сигарет, и за пару стаканов водки для родителей Больше всего "бабочек" прилетает с Украины, Белоруссии, Казахстана и среднеазиатских государств, хотя, надо сказать, мода на таджичек, узбечек и им подобным в Москве прошла.

Большинство из этих девушек стоят на разных "точках" на Тверской улице, на Лубянке, на Ленинградском шоссе, возле гостиницы "Москва", "Интурист", "Космос", "Россия", "Украина". Поблизости от мотелей на кольцевой дороге, на вокзалах и около различных бистро и баров.

В группе, как правило, от 10 до 15 человек. Цены стабильные, однако до полуночи. После двенадцати часов за привычные долларов уже никто не "снимает". Цена падает до , потом Ближе к четырем утра можно договориться за хороший ужин, бутылку "Мадеры" или "Портвейна". Самая распространенная "точка" - Тверская улица. На одних "точках" девушки стоят группой, прямо возле дороги, на других - сидят в машинах, припаркованных опять-таки возле "точки" или в глубине дворов.

Для показа своих прелестей очередному клиенту из машин разом выходят. В любую погоду - снег ли, дождь, ветер или вообще цунами - обязательно короткая юбка, легкая прозрачная блузка и туфли. Минута-другая на уличной выставке - и снова в машину, до очередного клиента.

Последние, к слову, вычисляются. Богатые, бедные, обкуренные, садисты и извращенцы всех мастей - сутенерши, да и сами девчонки уже поднаторели. После двух-трех фраз с клиентом все становится ясно - зачем, для чего и на. Хотя бывают, конечно, и проколы. И тогда отличница, идущая на красный диплом в одном из самых престижных вузов Москвы попадаются на "точках" и такиесадясь в машину с очаровательным, интеллигентного вида очкариком-бизнесменом, приезжает на "хату", где ее ждут 15 его дружков.

Совсем не очаровательных и далеко не интеллигентных Последний писк моды - заставить проститутку голой ползать по комнате, аки разведчик, танцевать на столе и вприсядку идти на кухню за очередной бутылкой водки. Зная это, девчонки на безобидный вопрос клиента: Больше всего уличные "бабочки" не любят, как это и водится, "лиц кавказской национальности", ниже среднего достатка клиентов и, разумеется, бандитов.

С последними все. Два раза в неделю они подъезжают на иномарках к "точкам", забирают девчонок, зачастую хватая за волосы и запихивая их в машину, и уезжают в неизвестном направлении.

Все разорвано, кровоточит, все дико болит. Отказаться нельзя, в случае открытого неповиновения бандиты тут же прилюдно начинают избивать девчонок, могут порезать и исполосовать лицо.

Вообще с уличными проститутками особо не церемонятся не только бандиты, но и клиенты. Самый банальный вопрос - о презервативе - зависит исключительно от прихоти последнего. Сами проститутки не раз рассказывали о ситуации, когда они шли на контакт с клиентом, заведомо зная, что у того гонорея или еще какая-нибудь венерическая болезнь. По словам одного из них, дававшего показания в м отделении милиции, обслуживающим, помимо всего прочего, и Тверскую улицу, "они все такие чистенькие, опрятные, боязливые Делают все, что ни попросишь.

И так сладко, старательно все делают Сутенеры, как правило, заказывают целый автобус, усаживая туда девчонок, после чего везут их на "точку". К утру девочки возвращаются в интернат, отдыхают сутки и затем снова - в автобус. Не так давно разгорелся скандал с очень известным в свое время частным детским домом, директором которого был некто Дмитрий Карпов - тоже в свое время легендарная личность: В своем детдоме он был опекуном пятерых девочек и троих мальчиков.

Однако когда к нему в дом приехали с обыском сотрудники 7-го отдела РУОП, они, кроме патронов и еще одного "ствола", нашли видеокассету, на которой были записаны сцены изнасилования и пыток этих самых детишек. На кассете было также четко видно, как за детьми приезжали клиенты, как их избивали и насиловали прямо в директорском кабинете.

А потом расплачивались с "педагогом-новатором" деньгами и спиртным. По статистике, каждая третья малолетняя проститутка была в свое время изнасилована отцом или отчимом.

Случаи инцеста обычно девочками тщательно скрываются. Но то, что они все-таки рассказывают, уже достаточно для того, чтобы понять: В Московском детском приемнике-распределителе у многих воспитателей на памяти случай, когда мать продавала двух своих шести - и семилетних дочерей прямо возле метро.

Не забывала она и о собственных квартирантах-кавказцах. Спустя некоторое время обе девочки заразились сифилисом, но, не зная этого, продолжали обслуживание клиентов. Все всплыло наружу, когда у одного из квартирантов на теле появилось небезызвестное "ожерелье Венеры" Или случай, когда родная мать сожительствовала с 6-летним сыном, заставляя его обслуживать и своих друзей-собутыльников. У большинства малолетних проституток судьба незавидная.

Или увечья от сутенеров за какой-нибудь пустяк, или то же самое от клиентов - за еще больший пустяк, или беспросветная смена клиентов ив 16, ив 18, ив 20 лет Остановиться они уже не в состоянии. Психика сломана, нормального секса они так и не узнали.

В том же приемнике-распределителе одно время содержались две летние подружки родом с Украины, "с Киева", которые вели дневники своих соитий с клиентами. Характерны выдержки из этих дневников: Подъезд какого-то вонючего дома. За магазином, кажется, продуктовым. В машине, потом на ней, на переднем капоте. Потом на пеньке, потом на земле. Чуть не заболела - она же холодная. Все норовят в задницу. А что она у меня, резиновая? Если в комнате - встаю раком и смотрю телевизор.

А он что-то там делает. Или фильм какой-нибудь, лежа, вспоминаю, лучше комедию. Дурехи, испугавшись, сбежали по дороге в больницу из спецмашины и укатили обратно к себе в Киев обслуживать тамошнюю пацанву.

У кого-то это небезызвестный клофелин с последующим раздеванием клиента донага, у когото - роль наводчицы, у кого-то - роль приманки. Долгое время на Тверской работала бригада чеченцев, специализирующихся на разбоях и грабежах. Солидного, состоятельного, разумеется, без охраны - таких немало ездит по Тверской поздно вечером в поисках понятных развлечений после напряженного трудового дня менеджером или начальником отдела в крупной фирме.

Охрана им пока не полагается, а деньги уже. Девчонки поодиночке или вместе садились в машину, выезжали из центра и где-нибудь на Волгоградском или Ленинградском шоссе их машину возле светофора стопорили два "джипа", из которых выходили сумрачного вида ребята. Остальное - дело техники. Каждый вечер девочки имели навар от ста до трехсот долларов. А число клиентов, "кинутых ими", приближалось, по подсчетам сотрудников милиции, к нескольким сотням. Хотя, как правило, большинство проституток предпочитает выступать все-таки в роли наводчицы.

любовь и demafunkper.ga4

Клиент привозит понравившуюся "бабочку" к себе домой, она честно отрабатывает положенное, а через три дня клиент, возвращаясь с работы, обнаруживает квартиру обчищенной. Зачастую даже с невзломанной дверью, с целым окном - девочка просто сняла слепок с ключа хозяина, остальное - опять-таки дело техники. Впрочем, это все, в основном, касается самого низшего класса, так называемых "стодолларовых бабочек". Девочки рангом повыше, просящие за ночь до трехсот долларов и выше, стараются с криминалом связываться поменьше.

Но если их заставят - деваться некуда. Постоянно танцуют, прохаживаются вдоль столиков, фланируют по залу. Как правило, они гораздо симпатичнее, стройнее и, что самое главное, "чище" своих уличных коллег.

Хотя и с ними вполне может произойти все, что описано выше: Прохожие в испуге шарахаются от таких сцен. Клиенты довольны - хохма Откровение Иоанна Богослова Самые суперэлитные девочки - ценой от пятисот долларов и до бесконечности - сидят всего в нескольких клубах Москвы, среди которых самый престижный клуб "Ал энд Даун".

Эти девочки знают по несколько иностранных языков, владеют всеми видами "экзотического" минета, вплоть до "лягушачьего", умеют благородно и грациозно вести себя в любой компании и вообще быть блистательным украшением клиента.

Отныне вход ей в клуб с другим мужчиной, пусть даже с самым наилучшим другом, запрещен. Клубы строго блюдут и моральный облик своих "ночных бабочек". В женских туалетах этих клубов установлены специальные микрокамеры, которые отслеживают все, что творится в кабинках.

Самый главный проступок для "бабочек" - наркотики. Замеченная хоть раз в кабинке, нюхающая тривиальный кокаин, навсегда исчезает из клуба. Отныне ее участь - улица или объявления в многочисленных журналах знакомств, вроде того, что: Однако цена таких встреч не превышает и трехсот долларов. По мнению специалистов, занимающихся проблемами проституции, число таких "фотомоделей-домушниц" с каждым месяцем растет.

Нет сутенера, нет проблем с милицией, вроде бы нет проблем с "братвой". Однако кто к тебе приедет в квартиру под видом того самого состоятельного господина - неизвестно: По последним данным, в Москве этих агентств насчитывается около пятисот.

Они тоже делятся на разряды. Самые дешевые берут за вызов одной девочки от ста до ста двадцати долларов за два часа. Девочки в этих агентствах примерно такие же, как и их коллеги на улицах. С безвкусно накрашенными лицами, с синяками на ногах и на руках "Случайно на лестнице поскользнулась, упала Вызвав девочку из такого агентства, вы должны подготовиться к встрече с не первой свежести "товаром", с двумя охранниками и с кучей проблем. Во-первых, приехавшая особа начнет вас активно раскручивать на выпивку, потом на сигареты, потом на лишние десять-пятнадцать долларов.

Потом на какие-то безделушки-сувениры, затем - на просмотр хороших кассет, на прослушивание потрясной песни вроде "Узелок завяжется" Все ваши истерики и причитания, что, дескать, "мы еще не начинали" во внимание никто принимать не будет: Но и в том случае, если у вас что-то начнется, вы окажетесь свидетелем довольно дешевого и примитивного спектакля "Как мне хорошо!

Ровно через два часа спектакль мгновенно закончится. Охрана действительно приезжает по вызову, девочка выпархивает из квартиры, и вся троица исчезает в лифте. О деньгах никто и не вспоминает. Если вы надумаете приехать на квартиру, которую арендует агентство, приготовьтесь к тому" что вас встретит крайне унылая обстановка: При этом в целях конспирации вас встречают у самого метро, затем длинными долгими закоулками ведут до нужного места, намекая по дороге, что неплохо было бы заглянуть в ларек: Заверения диспетчера о том, что вам будет предоставлен выбор иза то и 10 девочек, растают, едва вы войдете в квартиру.

Вас будут поджидать максимум две девицы, остальные, как водится, либо на "субботнике", либо с постоянными клиентами, либо просто ждут в соседней комнате этих самых постоянных клиентов. Выбрав из двух зол меньшее, вы тут же начинаете отсчет своим интимным бедам и заботам. Это она не делает принципиально, это - потому что ей не нравится, это - потому что ей не позволяет сутенерша, а это - потому что "такого" никто из клиентов еще не просил.

Все ваши претензии диспетчеру или сутенерше останутся без ответа. На квартирах девушки сами себе хозяева. Помимо всех прочих "радостей", вас будут постоянно поторапливать небрежным стуком в дверь - на кухню уже собралась очередь клиентов, время - деньги - и постоянным вопросом-требованием: Но это уже совсем другой уровень.

Цены на услуги здесь колеблются от тысячи до трех-пяти тысяч долларов за ночь. Во многих таких элитных агентствах работают действительно настоящие фотомодели и даже бывшие финалистки всевозможных конкурсов: Если вы задумали провести вечер с друзьями в специально обустроенном для всевозможных забав загородном коттедже, знайте: Впрочем, удовольствие, полученное от вице-мисс России, наверное, стоит новенькой "девятки".

Вам предложат шикарный ужин, очень профессиональный массаж. В вашем распоряжении будут сауна, бильярд, каминный зал, зимний сад и роскошный бассейн. Наутро специальный шофер отвезет вас, куда вы укажете В большинстве случаев о массаже девочки только слышали.

Неделя коротких пояснений сутенерши - и вперед, ты уже должна быть как из Таиланда. Клиенты не в обиде.

Все-таки подавляющее большинство сюда приезжает не за массажем, а за сексуальными утехами. Секс с массажем стоит, как правило, на двадцать долларов дороже. Во многих агентствах эта работа поручена представителям среднеазиатских республик. Считается, что руки таджички по мягкости и страстности не уступают тайским. В последнее время распахнули двери множество агентств, специализирующихся на оказании весьма специфических услуг. Такие агентства имеют в своем штате семейные пары, мальчиков и юношей гомосексуалистов, транссексуалов.

Спрос на эти услуги, по общему мнению, стал просто фантастическим. Большинство клиентов желает переспать не только с проституткой-женой, но и с ее мужем причем в большинстве случаев "подлинность" семейной пары подтверждается штампом в паспорте и обязательным наличием обручального кольца на безымянном пальце. Обычно в роли семейных пар выступают студенты-молодожены, приехавшие пары с Украины, Белоруссии, Молдовы.

Цена за час подобной услуги долларов, из которых паре достается треть. Остальное исчезает в недрах агентства. Многие агентства начали специализироваться на садомазохистских услугах, предоставлении "рабов" и "рабынь", пожилых женщин или мужчин, негритянок, филиппинок и даже - представителей так называемых "малых народностей севера", то бишь чукчей или корячек. Цены в этих агентствах по сравнению с обычными увеличены в два-три раза.

По желанию клиента, если дело касается "раба" или "рабыни", может быть заключен контракт сроком от одной недели до полугода. Все это время "раб" или "рабыня" будут жить в квартире клиента безвылазно, исполняя самые вульгарные и утонченные прихоти новоиспеченных хозяев. Их будут пороть, заставлять вылизывать туфли и ботинки хозяина или хозяйки, на них прольется "золотой дождь", они будут активными участниками копрофагии и. Опять-таки по желанию хозяина "раб" или "рабыня" могут быть сданы в аренду друзьям или знакомым.

Главное, чтобы каждую неделю в руки приезжающих на квартиру охранников передавались деньги в размере от семисот до одной тысячи долларов в случае заключения контракта на месяц и более действуют определенные "оптовые" скидки. По установившейся традиции, в Москве самые низкооплачиваемые проститутки обитают на площади трех вокзалов. Цены здесь крайне низкие - начиная со стакана вина и кончая максимум долларами.

Начальником отделения милиции, обслуживающим эту площадь, работает С. Аджиев, сумевший за последние 20 лет составить самую уникальную в Москве картотеку "ночных бабочек" - с блеклыми крылышками, с подточенными усиками и поломанными ножками. В этой картотеке содержится около трех с половиной тысяч фотографий и объективок на женщин, пришедших на площадь торговать своими увядшими прелестями.

Среди них много необычных проституток. Ну, например, Лариска - минетчица" ! Или Валька - культяпка" - парализованная до пояса мадам в "зоне" упала с крыши баракадолгие годы сидевшая на площади на одном и том же месте - парапете подземного перехода.

Ее знали все, кто так или иначе обитал на площади, особенно - таксисты. По вечерам возле Вальки тормозили машины одна за. Шофера или сами клиенты брали Валентину на руки, несли в машину, где она за минут десять-пятнадцать делала, по отзывам самих же клиентов, умопомрачительный минет.

После завершения "операции" профессионалку отвозили обратно на место и торжественно водружали на парапет. Работала на площади и летняя глухонемая Вера кстати говоря, она там работает до сих поробслуживающая исключительно таксистов и носильщиков.

Тоже, надо сказать, большой специалист по минету. Сколько из-за нее было драк и мордобитии! Однажды два юнца решили посмеяться над ней и начали бросать-в нее бутылочные пробки.

Вера пожаловалась, юнцов отмочалили так, что домой они смогли уехать лишь через неделю Еще одна "бабочка" - Машка работала на площади со всей семьей: Сейчас дочери этих дочерей так же промышляют на площади и все тем же заработком.

Династия уже, можно сказать В объяснительной в отделении милиции Машка как-то написала: Вот и приходится работать где придется - противно, но хоть удовольствие какое По словам Сергея Аджиева, больше ни одна из трех с половиной тысяч проституток не написала, да и не сказала ему в приватной беседе, что она хоть когда-нибудь, с кем-нибудь имела хоть какой-нибудь оргазм. Есть просто грязная, с оттенком блевотины работа - и они, как могут, выполняют ее". Еще одна примечательная леди с этой "точки" - бомжиха Марья с шестнадцатилетним "бездомным" стажем.

По словам Аджиева, с ней нельзя было просто так даже поздороваться. По ней в открытую ползали скопища вшей. Однако и у нее были постоянные клиенты. И далеко не все из них являлись бомжами. Идя на контакт с нею, они знали, что через день-два будут мучиться чесоткой, но - шли, во всяком случае, "в простое" она никогда не была! В картотеке содержится информация о многих, очень многих женщинах, которые работали на пару. И эту пару составляли им собственные дочери.

Обычно на площади клиенты не разбирают, сколько лет проститутке и сколько они могут получить за совокупление с.

Главное - трех- пятиминутное удовольствие, после чего запрыгивание в вагон и через сутки-двое - родная семья и родные дети. У проституток, работавших на площади, весьма любопытные прозвища: И одними из представителей этой элиты являются на сегодняшний день девушки и юноши, работающие на так называемом "выезде".

С ними один из составителей книги Олег Кармаза познакомился во время командировки в Объединенные Арабские Эмираты, попав в одну группу с хорошенькой девушкой по имени Виктория. Уже в Шарджи - столице одного из эмиратов - стало ясно, зачем и почему эта девушка прилетела. Она приехала обслуживать племянника здешнего эмира. По российским, "совковым" меркам, она была совсем даже некрасива и совершенно не сексуальна.

Полная, с очень большой грудью, с пухленькими ножками - Вика вряд ли имела бы в Москве хоть какой-то шанс на приличные знакомства и встречу с более-менее обеспеченным клиентом. Однако здесь, в Шарджи, все сходили от нее с ума. И особенно - племянник эмира. Он снял ей лучший номер в лучшей гостинице и неделю, что называется, не вылезал с ней из постели. Потом она с вполне российским ехидством и с легкой ухмылкой рассказала, что собственно любовью она занималась не больше трех дней.

Тюремная энциклопедия (fb2)

Все остальное время Вика ела фрукты, пила хорошее вино с племянником эмира и развлекала его всяческими глупостями вроде переодевания в разные дорогие одежды, танцами и просто светской беседой.

Однако беглецы уже были. Шофера положили на асфальт у бордюра. Пленники автозака подняли шум. Прохожие спешили пройти мимо, опасаясь, что из мрачного серого авто с единственным зарешеченным окном в любой миг могут вырваться стриженые субъекты. Дверь автозака открыл наряд милиции. Последний побег из автозака на дорогах Москвы случился четыре года. До этого заключенных переправляли пешим этапом. Людными городскими улицами шла колонна, сопровождаемая усиленным конвоем. Организованная толпа зеков под лай собак и окрики перекрывала проезд, надолго загораживала тротуары, вызывала массу зевак.

В середине х автозаки, впрочем, как и обычные грузовики, для России еще были редкостью. Поначалу спецавтомобиль был пустым стальным загоном, в который зеков набивали, словно селедку в банки. Это имело свой резон. Когда ноги и руки зажаты соседними телами, и ты стоишь, помимо воли вытянувшись в струну или же скорчившись у стенки, возникает лишь мысль доехать в добром здравии.

Зек, решив бежать, физически не сможет продвинуться к двери или попытаться раздолбить днище. Положение рук и ног изменялось лишь на дорожных ухабах. Чуть позже появились скамейки вкруговую у стен. Конвой не имел права сопровождать подследственных подсудимых или уже осужденных внутри салона: После войны, когда страна вновь бодро зашагала под барабаны и трубы, его стали окрашивать в обыденные тона.

В его задней части появился узкий стальной бок. Этот одноместный шкаф служил для особо отличившихся зеков, скажем, склонных к побегу. Бывало, в салоне ехал лишь один подследственный, запертый в камеру, под присмотром трех-четырех охранников, сидящих на лавках у стен. При малейшей попытке освободиться из-под стражи конвой имел право стрелять на поражение. Предупредительные выстрелы в спецавтомобилях запрещены. Под конец автозак разгородили узкими камерами по обе стороны, оставив коридор для охранника.

Существуют автомобили для особых перевозок. В одном из них — с бронированным днищем и стенами — возили на судебный процесс Вячеслава Иванькова. За неделю до первого заседания была получена информация, что Японца попытаются отбить в пути следования.

В автозаке, где сидел закованный в наручники Иваньков, несли караульную службу три офицера, которые поддерживали постоянную связь с кабиной и эскортом сопровождения. В эскорте имелись автоматчики и две сторожевые собаки. Несмотря на эту предосторожность, вора в законе повезли отдельным маршрутом, который был получен перед самым выездом.

В году в окружной суд Бруклина бронированный автомобиль вез главного бухгалтера фирмы, через которую отмывались деньги американской мафии. Обвиняемый сидел в клетке, его руки были прикованы наручниками к решетке, охрана велась двумя полицейскими и двумя агентами ФБР. За автомобилем следовали две патрульные машины и три дорожных инспектора на мотоциклах. Вся эта процессия на огромной скорости неслась улицами, слегка притормаживая у светофоров. Во время переезда один из полицейских внезапно выхватил пистолет с глушителем и всадил по пуле в головы троих охранников.

Затем отстегнул бухгалтера и заставил его переодеться в полицейский мундир. На запросы, которые по переговорному устройству шли в салон каждые пять минут, предатель-полицейский отвечал: При подъезде к светофору они попытались вырваться из автомобиля, который открывался снаружи. Полицейский несколько раз выстрелил в замок, но он не поддался. Тогда он подал сигнал остановиться. Когда открылась бронированная дверь, сержант полиции и мафиози начали палить из пистолетов и уложили еще троих конвоиров.

Однако автоматная очередь, выпущенная из машины сопровождения, смертельно ранила обоих. Автоматчик, который отвечал за жизнь подсудимого так же, как и прочие охранники, принял бухгалтера за полицейского. Сбежать из автозака трудно, во время посадки или высадки — еще трудней. Попытка к бегству — это риск потерять зубы или внутренний орган. С обеих сторон надрываются огромные поджарые псы, натасканные на этот контингент.

В конце х в маленький сибирский городок Тюменская область привезли на следственный эксперимент двоих заключенных, которые обвинялись в убийстве пенсионерки М.

После процессуальных формальностей зеков вновь погрузили в машину и отправили в СИЗО. На шестом километре автотрассы один из них ухитрился достать конвоира заточкой, переданной кемто во время эксперимента.

Пика вошла под сердце. Конвоир зашатался, сделал два-три шага и упал. Оставшись без надзора, уголовники самодельным крюком вытащили из кармана лежащего в коридоре прапорщика ключи от камер и наручников. Однако наружный охранник не спешил открывать дверь, а громко спросил о причине остановки. В ответ — тишина. Он постучал — эффект тот. Так и не добившись ответа, конвоир бросился в кабину и приказал водителю гнать автозак до первого милицейского патруля.

Возле поста ГАИ машину окружили три сотрудника милиции и охранник. Огнестрельного оружия при нем не. Зек приставил заточку к горлу заложника и приказал милиции положить пистолеты на землю. Те не шелохнулись и продолжали целиться в зеков. Второй жался за спину своего товарища, боясь оказаться на линии огня. Инспекторы ГАИ пистолеты не бросили, но заткнули их обратно в кобуру. Зеки потребовали передать им все оружие в салон.

Автомобиль продолжал стоять с включенным двигателем. Водитель, которого уголовники не видели, не был вооружен. О нем вспомнили только тогда, когда двигатель резко взвыл.

Автозак дернулся и резко рванул. Зеки повалились на клетку. Пользуясь секундным замешательством, ближайший из милиционеров подскочил к дверям и за свисающую ногу выволок истекающего кровью заложника из машины. Зек с заточкой беспомощно замахал руками, заспешил вперед, но было поздно: В следующий миг на бандитов вновь смотрели пистолетные стволы… Вагон. Во времена каторги этапы проходили пешим порядком и на повозках в лошадиных упряжках. Перевозить арестантов поездами тогда считалось неоправданной роскошью.

Длинные каторжные колонны шли в Сибирь или еще дальше — на Сахалин, останавливаясь в пересыльных допрах для отдыха, пополнения продовольственных запасов и смены казенного обмундирования. В конце прошлого века многие ссыльные отправлялись по этапу в вагонах третьего и четвертого класса. На окнах купе крепились двойные решетки и убирались все режущие предметы. На этом и заканчивалось переоборудование обычного вагона. Поначалу купе принимало всего четверых, затем шесть, десять и так далее. Впервые его запустили в году при Столыпине кому и обязан он своим вторым неформальным названием.

В спецвагонах возили переселенцев, которых депортировали в восточные регионы России. По обе стороны вагона имелись подсобные отсеки, которые со временем превратились в карцеры. Вагон был ниже пассажирского, но выше товарного. В начале х годов пассажирами спецпоездов были не столько поселенцы, сколько заключенные каналоармейцы. В спецвагоне для зеков отведено не девять купе, как обычно, а. Остальные — для караула и обслуги. Арестантские купе отгорожены от коридора не фанерной перегородкой, а решеткой, сквозь которую просматриваются вагонные камеры.

Косые прутья тянутся от пола до самого потолка. От строгого караульного глаза тяжело укрыться даже на третьей полке. Средние полки переоборудованы под сплошные нары с отверстием для лаза у дверей. На верхних багажных полках также лежат зеки. В купе, где едут зеки, вообще нет окон. Вместо них — небольшая слепая выемка, также закрытая изнутри решеткой. Сложно угадать маршрут поезда.

Зеки ориентируются по станционным динамикам, которые объявляют посадку на тот или иной поезд. По вокзальным рупорам опытный зек определит вокзал Казанский, Ярославский, Курский и.

Этап по железной дороге длится от нескольких суток до нескольких недель, в зависимости от конечной станции назначения. Тюремные дела конвой получает в запечатанных конвертах с небольшим вырезом, где читается место отбытия наказания.

Большего вагонным вертухаям знать не положено. Случается, что зек изловчится и прочитает город или край на каком-нибудь деле, которое несет по коридору охранник.

Когда знаешь направление — ехать веселей. Посадка в вагонзак проходит в таком же бодром темпе, что и в спецавтомобиль. К вагонным дверям подъезжает вплотную — дверь к двери — автозак, открываются двери, в метровом промежутке выстраивается караул и начинается знакомая процедура. Поток зеков порциями переливается в коридор вагона, где происходит посадка в четвертое купе, затем в третье, и так до первого.

Второй конец коридора блокирован не только закрытой дверью, но и конвоем. Загрузка зеков происходит на отдаленном перроне, подальше от любопытных глаз. Внешне такие вагоны напоминают багажные или почтовые. На попытку побега влияют многие факторы, которые характерны только для вагонзака. Во-первых, все купе просматриваются из коридора, и конвоир следит за зеком, даже не открывая дверь.

Во-вторых, прыгать на скорости очень рискованно, а сходить или сползать во время стоянки — глупо. На каждой остановке из вагона выходят по два солдата и внимательно обследуют стенки и днище вагона по крайней мере, обязаны это делать. В дороге, какой бы длинной она ни была, заключенный покидает купе только для оправки. Но и эти считанные минуты, пока он дуется в туалете, его караулят три человека. Александр Солженицын сравнивал оправку в вагонзаке с ответственной и даже боевой операцией для караула.

В вагоне выставляются два поста — один в конце коридора, чтобы зек не бросился туда, другой — возле туалета. Третий солдат открывает и закрывает дверь купе.

По отдельности справлять нужду было не принято. Ее также совершают по расписанию. Охранник отодвигает решетчатую дверь и орет: За первым зеком к туалету бежит второй, на смену ему — третий и так далее.

Инструкция запрещает выпускать контингент по двое или по трое. Иначе уголовники могут броситься на конвой, обезоружить и затеять бунт. Чем дальше уходит состав от средней полосы России, тем беднее становится растительность, суровее климат и длиннее отрезки между населенными пунктами. Не привлекает его и таежная зона. Другими словами, на побег идут в первые дни этапа. Продолбить пол или перепилить стальной прут за это время сложно. В полу зияла дыра. Беглецы двумя сапожными ножами, переданными с воли, проковыряли нижнюю обшивку вагона и проломили днище.

Отверстие находилось немного правее центра, почти у самой решетки. Поэтому риск оказаться под колесами был невелик. Однако был риск в другом. В купе ехали матерые рецидивисты, которых этапировали в Соликамск на перековку. Трудовые будни на особом режиме никому не улыбались. Урки подозревали о конечном пункте высадки и решили сойти накануне.

Двое зеков, лежа на нижних нарах, ковыряли пол, еще двое на третьем ярусе следили за коридором. Дыра мгновенно накрывалась темно-серой тряпкой. В мутном ваттном освещении широкая тряпка сливалась с фоном и была неприметной.

Конвой проходил, и работа возобновлялась. Чтобы выдолбить отверстие, в которое мог бы протиснуться человек среднего телосложения, ушли сутки. В пути поезд сделал единственную остановку в Горьком. Солдатиксрочник, стараясь не запачкать свою форму, нагибался и брезгливо заглядывал под вагон. В это время та же самая серая тряпка уже была закреплена снаружи днища. Пройдя вдоль вагона, служивый успокоился. Поезд дал гудок, тронулся в путь и стал набирать скорость. По составу уже был дан отбой.

В конце коридора в караульном купе слышались голоса и смех. Раз или два прошел по коридору начальник караула. Ктото тяжело потопал в туалет и начал там отхаркиваться. Спустя несколько километров в третьем купе началось десантирование. Первый зек ушел под днище, когда поезд стал резко замедлять скорость. Он обмотал голову черной курткой и полез головой. Под днищем он зацепился руками за что-то и стал затягивать ноги. Через минуту зек висел под вагоном, упершись пятками в край дыры. Еще миг — и он упал спиной на полотно.

Второй рецидивист также дождался торможения и также окунулся в холодную ночную тьму. Через двадцать минут в купе никого не. Обнаружив пустое купе, караул объявил тревогу.

Состав уже успел отъехать почти на сотню километров. Розыскные группы прочесали этот отрезок и собрали шестерых зеков чуть ли не у самого полотна.

Один из них сломал шейный позвонок, второй раздробил голову о стальную перетяжку, третий содрал всю кожу на спине и затылке и быстро терял кровь. Остальные три выглядели получше, но быстро передвигаться не. Седьмого беглеца нашли в пяти километрах от железнодорожной насыпи. Он сильно повредил плечо, быстро выдохся и едва-едва ковылял к поселку. Зек оглянулся на выстрел за спиной и, шатаясь, остановился. На его посиневшем от боли и холода в октябре уже срывался снег лице уже ничего не читалось.

Выяснилось, что он раздробил ключицу и вывихнул плечевой сустав. Когда кто-то из конвоя, не приглядевшись, саданул его прикладом в спину, беглец потерял сознание. Последний блатной десантник оказался счастливчиком.

Он получил сильные ушибы, но они не помешали ему добежать до автотрассы, остановить грузовик, груженный кирпичом, и отъехать на нем почти на шестьдесят пять километров. Беглеца арестовали только на третьи сутки после побега. В годы расцвета Главного управления лагерей, когда шла миллионная демобилизация в трудовую армию страны, во все уголки Родины мчались переполненные составы.

В купе, куда с горем пополам были втиснуты десятка два зеков, говорить о побеге считалось дурным тоном. Блатные авторитеты с самого начала оккупируют средний ярус, самый спокойный и удобный, и мечтают поскорей добраться до лагеря. Остальные зеки жмутся внизу и на багажных полках, мечтая о том же, только менее умиротворенно. При такой тесноте и духоте попасть в карцер — везение.

Карцер вагонзака — последнее купе, разделенное перегородкой на два узких помещения с нижней и верхней полкой. Пол и стены карцера отделаны стальным листом, разрезать который можно лишь газосваркой.

Как правило, там изолируются наиболее опасные элементы, могущие замутить массовые беспорядки или убежать. Армейский устав строго карал конвой за побег их подопечного. Многих солдат зеки-беглецы отправили в дисциплинарный батальон. Не удивительна та жестокость временами подогретая национальным вопросомкоторой встречали беглого арестанта.

Если опытный беглец, уже прошедший через мясорубку смертельной ненависти, чувствовал, что кольцо вокруг него сжимается и его вот-вот сцапают, он спешил совершить новое преступление. Камера — порой единственный способ сохранить и здоровье, и жизнь. Устав внутренней службы пугает солдат дисциплинарной или уголовной ответственностью, которой ему, в случае ЧП, не избежать.

Был давний случай, когда на одном из заполярных перегонов вспыхнул вагон. Поговаривали, что зеки готовили чифир и замкнули вагонную проводку.

Возможно, огнеопасную небрежность проявил кто-то из охранников или проводников. Коридор запылал, и начальник караула мгновенно подал сигнал тревоги. Через несколько минут поезд остановился. Погасить огонь огнетушителями не смогли, слишком обширной была площадь поражения. Зеки истошно вопили и просили открыть дверь. Огонь уже подобрался к решеткам и начинал лизать стенки купе. Начальник охраны поезда отозвал весь личный состав и приказал срочно изолировать вагон.

С обеих сторон крепления отсоединили, и вагон остался догорать в одиночестве. Он наполнился предсмертными криками. Кое-кто уже выламывал обугленную перегородку, продирался сквозь пол или крышу. Тут же последовала команда: Зеки, вырвавшиеся из пламени, получали пулю от конвоя. Безусые солдаты, глядя во все глаза и дрожа от мысли, что кто-то из уголовников скроется, добросовестно косили живые горящие факелы.

Вот с протараненной крыши на насыпь рухнул человек и, развернув к офицеру обоженное лицо, завопил: Я не буду бежать! Те, кто наблюдал весь этот кошмар с крыши вагона, кричали: Никто из зеков так и не спасся, но и не убежал в дремучую тайгу.

А впереди лежал Тайшет… Купе проснулось от чьих-то робких стенаний. Это скулил зек Бражник, скрючившийся на нижнем ярусе.

Он ворочался, икал, подпрыгивал и наконец скатился на пол. Еще миг, и по купе разнесся характерный запах свежего дерьма. Зек катался по полу и выл от боли. Стоявший в наряде сержант быстро подошел на шум. Он потянул носом воздух и брезгливо поморщился. Дай на толчок схожу.

  • «Проститутки Москвы. Справочник "Антибордель"»
  • Сексуальное поведение и насилие (fb2)

Еще немного — и лыжи в угол поставлю. В купе послышался чей-то визг: Вдруг раздался хрип и странное хлюпанье. Судя по всему, больного зека вырвало. Купе оживилось еще. Его шестнадцать пассажиров суетливо топтались, возились, перекладывали вещи с места на место.

На хрена нам всю дорогу его говно нюхать в натуре? Из караульного купе выглянул старшина: Вонь стоит — спасу. Потом пусть майкой и языком пол протрет, фу, даже сюда слышно.

С этими словами старшина опять исчез в своем купе. Поплевав на пальцы, начальник караула двинул вперед свою черную армию на белую гвардию сержанта Козуба.

Двое рядовых наблюдали за шашечными баталиями, отпуская глубокомысленные комментарии. Сержант постоял возле купе, затем повернулся и громко крикнул по коридору: Сейчас я этого артиста выпущу. Из купе вышел солдат, расстегнул кобуру и стал в метре от вагонного сортира. Сержант открыл замок и резко рванул дверь. Умирающий Бражник вяло выполз в коридор и чуть не плача заспешил к туалету. За несколько шагов до цели зек вдруг споткнулся и едва не растянулся на полу.

Казус не ахти. Конь на четырех ногах — и тот не всегда ровно скачет. Все было бы ничего, но зек, потеряв равновесие, начал искать правой рукой, щедро выпачканной в блевотине, а то чем и похуже, точку опоры.

И нашел ее на солдатской груди. Солдат проводил больного странным взглядом. Затем посмотрел на запачканный китель. Сержант коротко и сочувственно заржал: Тут и не такое бывает. Рядовой Андреев, выходец из рафинированной интеллигентной семьи, побелел и, скорчив страшную гримасу, зашел в туалет вслед за зеком.

Забыв обо всем на свете, кроме остатков арестантского обеда на своей груди, он повернулся к зеку, который уже корчился на унитазе, спиной. В ту же секунду солдат получил глубокий удар в шею. Заточка вошла сверху вниз, рассекая шейный позвонок и пробивая глотку. Горло Андреева издало последний в его жизни звук — хрип и бульканье. Сержант расхаживал в коридоре, с интересом слушая глухие удары и стоны.

А то еще и впрямь подохнет. Андреев полулежал на унитазе, воткнув остекленевший взгляд в потолок. Пока все шло по плану. Бражник передернул затвор, засунул пистолет под майку, выпачкал свое лицо кровью солдата и, так же покачиваясь и держась за живот, вышел из туалета. Увидев окровавленного зека, сержант присвистнул и прокричал: Домывайся и сходи к лекарю за таблеткой!

Сержант распахнул дверь перед многострадальным Бражником и в ту же секунду залетел в купе. Еще в полете он напоролся на мощный удар по голове и лишился чувств.

В полумраке купе братва облапала сержанта и вытащила пистолет. Когда в проеме караульного помещения выросли два вооруженных зека, никто из охранников даже не шелохнулся. Паралич их длился секунду, не. В два ствола зеки расстреляли караул. Пока Синько добивал раненных, Бражник метнулся в сторону купе обслуги, распахнул дверь и опустошил обойму в проводника.

Последнего солдата, худого двадцатилетнего паренька, он задушил на нижней полке. Очухавшись и едва оторвав голову от пола, сержант Пронь увидел перед собой пистолетный ствол. В тот же миг чей-то ботинок врезался в его скулу. Сверху сыпалось злобное шипение, предвестие новых пинков. Но прежде ты пожалеешь, что не помер маленьким. Один из зеков, гадко хихикая и дрожа всем телом, начал резать лицо солдата каким-то острым предметом. Он полосовал щеки, нос, лоб, стремясь зацепить.

Пронь едва уворачивался от ударов, которые становились все размашистей. Он не обращал внимание на боль и с тихим ужасом рисовал в мыслях свое будущее. Чтото теплое ударило в его лицо, потекло за ворот. Это помочился истеричный зек. Сквозь туман в глазах сержант вдруг увидел перед собой старшину внутренних войск с пистолетом наголо.

Синько уже успел переодеться в служебную форму, на которой расплылись пятна крови. Урка носком ботинка перевернул Проня на спину, нацелил пистолет в голову и хрипло спросил: Расклеив ссохшиеся от крови губы, охранник простонал: Синько опустил пистолет и вышел в коридор. Там хозяйничал Бражник, отпирая дверные засовы. Синько, который уже взял бразды правления в свои руки, опять расквартировал пассажиров по купе, но двери запирать не. Дослав в пистолет полную обойму, он быстро направился в конец коридора.

Лицо зека вдруг изменилось: Вернувшись в первое купе, он на миг посмотрел в глаза сержанта и нарочито устало выжал: С этими словами Синько, не целясь, дважды выстрелил солдату в голову. Затем опять зашагал к тамбуру. Сквозной проход был закрыт и взят в решетку. Ломать дверь никто не решился. Интересно, слышали выстрелы в соседнем вагоне или нет? Синько глянул на часы, снятые с руки убитого солдата. Было без четверти три. До Красноярска оставалось совсем. В тамбуре появился посвежевший Бражник.

Из его черных брюк по-ковбойски торчали два пистолета. В окне поезда тянулась черная тайга, присыпанная ноябрьским снегом. Бражник припал к стеклу и поежился. Одна только мысль, что доведется уйти в эту холодную строгую ночь, которая уже привыкла съедать человека на поздний ужин, вызывала дрожь.

В темноте скорость поезда казалась огромной. Бражник повернулся и кивнул в сторону запертой двери: Синько ничего не. Все было ясно и. Урки решили играть ва-банк и тихо дождаться дежурной проверки вагонных караулов. Завладев нужным ключом, они могли бы вагон за вагоном продвигаться к паровозу и в конечном итоге проехать Красноярск без остановки и сойти где-то на пригородном полустанке.

Дальше надо распыляться мелкими группами. Сейчас главный козырь — неожиданность. Урки даже не подозревали, сколько вагонов отделяет их от машиниста и какой объем стрелковых работ им предстоит… В соседнем тамбуре хлопнули дверью, послышались тяжелые шаги. В дверях сухо завертелся ключ. Кто-то вошел в межвагонный отсек и опять вставил ключ.

Синько напрягся, повернулся к тамбуру спиной и закопошился у решетки первого купе. Еще миг, и на пороге коридора показался дежурный офицер, сопровождаемый солдатом. Из караульного купе вырвалась еще одна порция свинца: Несмотря на оглушительную пальбу, ухо Бражника все же уловило странный звук в тамбуре. По спине мигом запрыгали мурашки. Сквозь пороховой дым он заметил солдатскую спину, исчезавшую в тамбуре соседнего вагона. Бражник выстрелил ей вдогонку, но пуля лишь оторвала щепку у дверей сквозного прохода.

От бессилия зек со всего маху врезал кулаком по дверям и застонал от боли. Синько, успевший заменить отстрелянные обоймы, спросил одними глазами: Даже с убогой фантазией можно было представить, какой переполох сейчас царит в соседнем вагоне, а может, уже и в целом эшелоне.

Игра пошла не по их правилам. Урка склонился над расстрелянным капитаном и начал торопливо искать ключ. Однако ключа не. Судя по всему, его унес второй солдат, оставленный в тамбуре.

Брага уже хлопотал в межвагонном пространстве, подсвечивая себе зажигалкой. Грохот колес усилился, заглушая звук выстрела. Брага лишь дернулся, уронил зажигалку и вывалился в тамбур. Синько истошно заорал, выпустил в черный грохочущий проем всю обойму и бросился обратно в коридор. Споткнувшись о труп дежурного, он распластался на липком от крови полу. Соседний караул не спешил входить в чужой вагон, оголяя свой пост. Личный состав вагонного караула ждал инструкций, которые вскоре поступили от начальника поезда.

Охрана по обе стороны взбунтовавшегося вагона заняла глухую оборону. Сквозной проход был блокирован. Открыв боковые двери, два автоматчика дали очередь вдоль вагона, отрезая зекам последний путь к спасению. Спасению в таежных дебрях. Холодный цинизм и рассудительность Синько бесследно улетучились. Урка носился по коридору и поднимал на бунт братву. Но верные еще вчера кореша реагировали вяло и с явной неохотой. Теперь начиналось новое время.

Время искать козлов отпущения. Мы еще подиктуем мусорам свои язушки. Они будут гнать эшелон, пока не рассветет, и остановятся на перроне, где тебя раскрошат два-три взвода автоматчиков. Ваши не пляшут, Гаврилыч. В солнечный Тайшет рвешься? Синько затрясся и начал палить в потолок. Истеричный зек, полосовавший лицо сержанта, вытащил из кобуры капитана пистолет и торжественно заявил: Никто же не знает, что мы ментов заделали. Пусть купят у нас их жизни. В коридор вышли еще пять-шесть человек.

Кто-то затащил из тамбура холодеющего Бражника и принял из его руки пистолет. За все это время он ее даже не сбавил. Вероятно, диспетчеры красноярской железной дороги уже были в курсе событий и давали поезду зеленый свет. Наконец ход паровоза начал замедляться.

Впереди показались огни какой-то одинокой таежной станции. Длинно и грустно запищали тормоза. На перронах по обе стороны пути стояли машины с мощными прожекторами. Яркими лучами они сопровождали седьмой вагон. Из грузовиков высыпали солдаты с автоматами и выстроились в цепь вдоль опального вагона.

Человек в форме майора отделился от автомобиля, подошел к вагону впритык и прокричал: Ложиться лицом на землю, руки за голову. Но перед этим выбросить на перрон восемь пистолетов. В вагоне стояла тишина. Наконец из караульного помещения захлопали выстрелы, и кто-то крикнул: Если хотите, мы можем выбросить их вам по частям. Майор минуту думал, затем вновь повернулся к окну: Патом тот же голос отозвался вновь, но уже не так уверенно: Если поезд сейчас не поедет, мы их опустим, распишем и по новой опустим.

Никто штурмом вагон брать не. Через пять минут мы отцепим боковые стяжки и взорвем вагон. Вновь грянул выстрел, но уже в коридоре. Но дверь так и не открывалась.

За ней слышалась возня, ругань и наконец очередной выстрел. После непродолжительной борьбы дверь вагона тяжело отворилась, и из нее выпало чье-то тело. Это был рецидивист Синько, еще сжимающий пистолет в правой руке. Левой он держался за бок, куда несколько секунд назад вошел нож. Два солдата направились к Синько. Тот приподнялся на локтях. Зарычал и слишком резко зашевелил пистолетом.

Сухо затрещал автомат, и зек уткнулся лицом в запорошенный снегом перрон. Солдаты услужливо оттянули труп в сторону. Заключенные по одному осторожно выпрыгивали из вагона и падали на землю.